Акты Издаваемые Виленскою Комиссиею для Разбора Древних Актов Том 36
Акты Минскаго Городского Суда 1582-1590 г. г.
Виленского Центрального архива № 11765, Вильна, 1912, Электро-типография Русский почин Сиротская д. № 20

№ 338. Процесъ Есьмановъ съ Сологубами о двухъ челядинцах изъ им. Кіевца.
памінанне Пана Мікалая Станіслававіча Плевакі)

Року 1582, мсца августа 25 дня. На враде гсдрьском передо мною Федором Шаулою, подстаростим Менским, ставшы обличне возный повету Меньского, Анъдрей Миколаевич Свидло, а возный повету Новгородского Иван Тераевич, сознанье свое очевистое вделали и цедулу того сознанья своего, под печатми своими писаную, ку записаню до книг подали тыми словы:

Я Андрей Миколаевич Свидло, возный повету Меньского, а Я Иван Тераевич, возный повету Новгородского, созноваем то сею цедулою нашою, ку записаню до книг, ижъ в року тепер идычомъ тисеча пятъсотъ осмъдесятъ втором, мсца июля трыдцать первого дня, будучы нам вознымна справе его милости пана Dawyda Gliebowicza Iesmana и малжонки паней Ганъны Андреебны Овлочымского, в ымени их милости Киевецком, лежачом в повете Менском, з ураду прыданые, маічы мы пры собе сторону людей добрых шляхту земянгсдрьских повету Менского, то пакъ пры нас возных и стороне прышло до двора их мл. Киевецкого возный повету Менского Марътин Янович Крывицкий в справе от пна Миколая Павловича Сологуба и малжонки его мл. pani Doroty Внучковны, менечы быт пры собе стороною людей добрых, з ураду земско-Минского прыданых, и показавшы листъ судовый и въувящый в копею з листу увящого од суду земского Менского о некое всказане о двое челади неволное пану Миколаю Сологубу, на пану Давыду Есману, з совитостю осмдесят копъ грошей, пыта пана Есмана и малжонки его милости, естли бы за тую осмдесят копъ грошей увезанье в ымене их милости Киевецъкое допустили. Пан Давыд Есьманъ и з малжонкою своею пани Ганною Овлочимского, хотечи одно о том всказаню ведати, казали чытать тот листъ судовый и увящый, в котором листе судовымв колку месяцах написано писмомъ и чернилом . . . . и всказъ на имиени Киевецком вышол, а позвы земские покладаны через возного на именью мл. пана Давыда Есьмана Германишском, лежучим у повете Менском, а в листе увяжчом местце порожъное, межы строкъ зоставленое, и пыталь пан Есману того возного Мартина Крывицкого, для которое дей прычыны в том листе увяжчом месце межи строк порожное зоставлено, в копей написано Киевец, ижъ на том местцы написать мели Киевец, але дей невем, для чого не написано, я дей в том невинен як врад з месцом порожним листы выдает, на кором именю чынитъ маю, якож с того листу увяжчого копею тот возный Мартин Крывичкий, под печатю своею и под печатми людей добрых, меновите в листе увящом доложоных, Яна Грыгоревича Крывицкого а Станислава Михаловского, показывал; и кгды его милость пан Давыд Есман в малжонка его милости перед нами возными и стопроною пытали у возново Мартина Крывицкого, естли бы тая сторона естъ тутъ пры тобе возным, в том листе увяжчомъ копеи описаные, тот возный Мартин Крывицкий их мл. отказалъ тыми словы: ажъ дей в листе увяжчом
стороною два шляхтичы Янъ Крывицкий а Станислав Михаловский з ураду написаные, тогды дей их тепер тут при мне он стороною Михаловский, а другого Яна Крывицкого нетъ, але дей на его местъцо в той копеи печатъ приложылъ Миколай Плевака и того дей нетъ пры мне; малъжонъка его милости пани Давыдовая Есмановая осветъчившисе нами возными и стороною шляхтою, отказала, кгдыжъ дей тот возный от пана Миколая Сологуба, без сторонны самое очевистое, хто написан, их нет и печатей их нетъ, не правне и не зуполном листом увяжчом на отправу прышол, такъ тежъ, ижъ до того именя, на котором позвы о тое покладал, але дей и до властного моего именя мене Давыдовое Есмановое, именя моего Киевецкого, на котором николи позвы о тую челадь покладаны не были, ани декрету од суду и до сего часу о том ведомости не маеть и много в том декрете мовеня моего и умоцованого моего пана Миколая Кохана не доложоно. И мовил его милость панъ Давыд: пане возный, пытамъ васъ, поведь ми правду, якос и самъ был у суду земского, кгды ми о то справа с паном Сологубом шла, же пан Миколай Сологубъ, седучи у суду, самъ доброволне прызнал, же тая челядь его бенкарти и поведилъ, же естъ невольнайа челаддь, не маеть отца. Тот возный Мартин Крывицкий поведилъ и сознал тыми словы: такъ дей естъ, уси тое слышали, якъ пан Миколай Сологубъ то поведилъ же тая челедь его бенкарти, бо невольницы, не мають отца. Пан Есман нами возными и стороною людми добрыми шляхтою осветъчыл. А потом пан Давыд Есман пытал у служебника пана Миколая Сологуба, у Грышка Погореского: пане Погорельский, слышыш тое, што возный вашъ поведаеть, и ш . . . я дей то справа же с ты з декрету тое вырутил, бо дей у тебе . . . . термины были, што подписокъ писал; оный Грышко Погорэльский и сам то признал, же то все он с термины подписковой вырутил и мовил каждый дей себе добра хочеть. С тых прычин пани Давыдовая Есмановая пни Ганна Овлочимского, осветчывшы нами возными и пры нас будучыми людми добрыми шляхтою, на то возному Мартину Крывицкому отказала тыми словы:

кгдыжъ дей еси не врадовне и неправне, а иле не до того именя, где почалъ, позвы покладать пришол и отправу чынити хочешъ, с тых дей приччин в тое имиене свое Киевецкое, в люди и кгрунты, яко во властность свою, увезане не поступлю, бороню и боронити буду. Возный тот Мартин Крывицкий поведилъ: еще дей на том мало, што ваша милость тутъ словъне того увезаня и отправы на имени своем борониш, поеду я до сел вашей млсти Петькович и до Курачыч и до Кротов. Ее милости пани Есмановая з нами возными и з стороною до тых селъ ехала, хотечы тым же способом, ижъ неправне увезыватьсе прыехали, боронить увезаня. И кгды ее милость пани Есмановаянапрод до тых сель своих звышъ менеых з нами прыехала, потом тот же возный Мартинъ Крывицкий, з многими помочъниками своими, наехавшы моцно кгвалтом в тые села, не водле обычаю враду своего бозновского, увязывать почалъ; а кгды ее милость пани Есмановая боронила, оный заразом, увязаня не чынечы, од того проч одехали. Што все нами возными и стороною людми добрыми ее милость пани Есмановая осветчыла. Которое тое сознане возных вышей менованых и тая цедула под печатьми их до книг кгродскищ Менщских записано естъ.